ремонт автостекла автобусов и автомобилей  |  ремонт автостекла Киев

 Статья для журнала TRAVELER. Опубликована а апрельском номере за 2006 г. в сильно 
порезаном виде с добавлениями, которые совсем ее не украсили. Сопровождается серией фотографии 
из Снежной и Вороньей. Впрочем, выбор фотографий у меня также вызвал недоумение. Но спорить с 
редакторами бесполезно: что хотят, то и делают. Ниже приводится восстановленный вариант.   

    

Дегтярев А.П.

Наш подземный Эверест.


     Антро-дель-Корчиа, Дан-де-Кроль, Берже, Пьер-Сен-Мартен, Жан-Бернар, Мирольда, Лампрехтсофен. Имена свергнутых королей и королев. Их не душили подушками, им не подсыпали яды в бокал. Они живы до сих пор, но уже не царствуют. Все это имена пещер, бывших некогда глубочайшими пещерами мира. Они уже никогда не будут первыми. Склоните перед ними голову в глубоком почтении. Ибо каждая из них - это история беспримерного человеческого мужества, трудных побед и жестоких трагических поражений.
    

Война за подземный трон.

     Когда в 1953 году шерпа Тэнциг Норгей и новозеландец Эдмунд Хиллари взошли на Эверест, мир встретил эту весть с ликованием. Третий полюс планеты был покорен. Борьба за главную вершину мира закончилась раз и навсегда, взойти выше уже не сможет никто.
    А в том же 53-м году французские и бельгийские спелеологи поставили совсем другой рекорд мира. В пропасти Пьер-Сен-Мартен в Пиренеях экспедиция Жоржа Лепине достигла неслыханной для того времени глубины √ 737 м. Мало? Но сильнейшие спелеологи того времени так не считали. Для покорения пропасти была сконструирована специальная лебедка с барабаном, на который наматывался стальной трос длиной 380 метров и сечением 5 мм. Техника спуска в глубокие отвесные колодцы еще только создавалась.
     Подземные рекорды невероятно трудны, и в те времена, и сейчас. И то, что высшие достижения не улучшались порой по шесть, девять, десять лет - подтверждает это. Они дорого стоят. Пришлось заплатить и за это. Один из болтов, крепивших трос к лебедке, разболтался, и спелеолог Марсель Лубан нашел свою смерть на дне трехсотметрового входного колодца. Пещерный мир забрал свою очередную жертву, не первую и далеко не последнюю.
     Наши рекорды отмечаются достаточно скромно. Спелеология - не зрелищный вид спорта. За соревнованием теннисисток следит весь мир. Любой вам ответит, кто нынешний чемпион мира по футболу. Гораздо хуже знают прыгунов с шестом и метателей диска. Но все же знают. А теперь попробуйте вспомнить о подземных рекордах последнего времени. Не можете? А ведь за последние десять лет глубина подземного полюса планеты менялась семь раз... Последние пять рекордов добыли российские и украинские спелеологи. Страна плохо знает своих героев. Но вернемся в Пиренеи.
     1954 г. Прошел всего лишь год, а подземная корона переходит к другой пещере. В пропасти Берже достигнута глубина в - 903 м. Совсем чуть-чуть не хватает до заветной, магической черты в километр. Еще два года отчаянной борьбы - и рубеж взят. Все та же Берже подросла аж на двести двадцать метров, достигнув глубины -1122 м. Царствовала эта красивейшая пещера довольно долго, до 1966 года, пока ее не сверг с престола старый соперник √ пропасть Пьер-Сен-Мартен.
     Надо сказать, что в те времена в спелеологии абсолютно господствовали французы. Ни испанцы, ни итальянцы не могли составить им достойной конкуренции. Для французов спелеология превратилась в национальный вид спорта. И на то есть объективные причины. Больше половины страны покрыто известняковыми массивами, в которых и образуются пещеры. Французы занимаются спелеологией целыми семьями. Говорят, что каждая третья французская семья так или иначе связана с пещерами. И что численность спелеологов во Франции достигает нескольких сот тысяч.
     Так Пиренеи на многие годы стали центром мировой спелеологии. Пятьдесят лет, с 1947 по 1998 мировые рекорды по глубине ставились только здесь. В 1999 году Подземный полюс планеты ушел из Пиренеев навсегда. Эти горы оказались слишком низкими, чтобы вместить пещеры глубже двух километров. Возможно, французы еще будут приносить рекорды, но уже не в своей стране.
     А что у нас? А у нас в те времена спелеологов не было. То есть, вообще не было. Ни одного. Товарищ Сталин не одобрял подземные путешествия. Альпинизм он еще терпел, а вот спелеологию √ нет. Вероятно, гениальный учитель считал, что в подземельях непременно должны гнездиться враги трудового народа. Был даже выпущен документ, запрещающий несанкционированное посещение подземных полостей, заброшенных каменоломен и рудников. Войска НКВД старательно взрывали входы в старые каменоломни.
     Хрущевская оттепель пробудила и интерес к ранее запретному подземному миру. Наивные самоучки, отрезанные от остального спелеомира. Ноль знаний, ноль опыта. Но в руках уже книги знаменитых спелеологов Норбера Кастере и Ласло Якуча. Боже, что там было написано! Как молодой Кастере на руках спускался и поднимался в тридцатиметровые колодцы по пеньковой веревке, зажав в зубах зажженную свечу! Не было на заре XX века грамотной веревочной техники. Не было ее и у наших первых спелеологов. Но была жажда деятельности, жажда знаний. И вот первые крымские экспедиции конца пятидесятых √ начала шестидесятых годов во главе с патриархом отечественной спелеологии Виктором Дублянским. Непаханное спелеологическое поле. Десятки открытых пещер. Маленькие, неглубокие, но очень красивые, словно игрушечные, пещеры Караби-яйлы. Как им далеко до километровых гигантов Пиренеев. Французы тогда и не подозревали о нашем существовании...
     А в Пиренеях шла суровая работа. Медленно, тяжело Пьер-Сен-Мартен, или, как его сокращенно и уважительно называли, ПСМ возвращал себе потерянную корону. На это ушло десять лет. Долгое время дном пещеры был гигантский зал де ла Верна на глубине -730 м. с каменным завалом на его дне. Мощный поток подземной реки терялся в исполинских каменных глыбах, почти не оставив шансов на продолжение пещеры. Чтобы работать на дальнейшее углубление пропасти, тратилось слишком много сил. Экспедиции обессиливали сами себя, тратя ресурсы на преодоление этих семисот метров. Подземная река и тяжелый рельеф выматывали людей. И тогда произошел небывалый в истории спелеологии поворот событий. Электротехническая компания "Электрик де Франс" организовала горнопроходческие работы и пробила горизонтальный туннель от склона гор прямо в зал Верна. Что заставило частную компанию вступить в спор за мировую корону? Какие тайные пружины и механизмы были задействованы? Но факт остается фактом: частная компания вложила немаленькие деньги в дело, абсолютно бессмысленное с точки зрения экономики. А спелеологи получили легкий доступ в донную часть пещеры. И пещера снова "пошла. Сперва испанец Хуан Сан Мартин прошел 110 метров вверх по отвесной стене зала и сквозь малозаметную щель прошел в неизвестные сухие русла над залом. Следующие за ними колодцы углубили пещеру до -845 м. Развивая успех, английская экспедиция преодолела 1300 метров узких щелеобразных ходов и вышла на бурную, ранее неизвестную подземную реку. Продолжая спускаться, минуя несколько водопадов, англичане достигли глубины -1006 м.
     Здесь река уходила в абсолютно непреодолимую щель. Пещера окончательно "заткнулась". Конец противостоянию? Вроде бы да. И все же Пьер-Сен-Мартен вернул себе корону. Пещеру "углубили" не снизу, а сверху. Небольшая пещера Тет Соваж имела более высокий вход, чем ПСМ. Пройдя почти километр по бурной реке, спелеологи вышли в уже знакомые залы ПСМ. Соединение двух пещер дало новый мировой рекорд: -1171 м. Берже была побеждена. Она еще дважды пыталась взять реванш. Через два года, в 1968 году, аквалангисты из парижского спелеоклуба пронырнули донные сифоны Берже и углубили пещеру до -1141 м. До рекорда оставалось каких-то 30 метров. Все попытки их преодолеть были тщетны. Много позже, в 1981 году Берже углубили еще, до -1198 метров. Но было слишком поздно. Рекорд был уже далеко впереди. Хозяином подземного мира был к тому времени Жан-Бернар, со своими недостижимыми для остальных 1455-ю метрами.
    

За шаг до рекорда ...

     А в это время подрастали конкуренты. За двадцать лет советская спелеология окрепла, встала на ноги и начала приносить ощутимые успехи. Поначалу они были скромными. Наши союзные рекорды были, конечно, детскими забавами, по сравнению с пиренейскими забавами французов. 1958 год: п.Торгашинская (близ Красноярска, -170 м.); 1960: п.Каскадная (-246 м., на Ай-Петри в Крыму); 1963: п. Молодежная (Крым, -260 м.); в том же 1963: Кубинская (под Красноярском, -275 м); 1965: п.Назаровская (-310 м, близ Сочи); 1967: п.ТЕП (-410 м., близ Сочи); 1971 год: снова Назаровская (уже -500 м).
     Но вот, летом 1971 года произошло событие, которое определило развитие советской спелеологии на десятилетия вперед. В Абхазии, на Бзыбском хребте экспедицией спелеоклуба МГУ под руководством Михаила Зверева была найдена пещера Снежная. Входная воронка пещеры была такого размера, что захватывало дух. Спустившись в нее на сорок метров, спелеологи стали пробивать снежную пробку (замечу, что дело было в августе). Прокопав в снегу туннель в десяток метров, исследователи вышли в крутонаклонный ход, который на глубине 150 метров вывалился в гигантский зал со снежным конусом на его дне. Высота конуса достигала 50 метров. Так был открыт крупнейший на континенте подземный ледник. Но на этом удача не закончилась. В дальнем углу зала был раскопан лаз, в который с шумом уходил воздух. Ветер был такой силы, что в ушах свистело. Не было сомнений, что в этой пещере ожидаются серьезные открытия. Сразу же было организовано несколько экспедиций, следовавших одна за другой. Глубина быстро достигла -700 м. Рекорд Союза был сделан. Но дальше пещера не шла. Подземная река уходила в непреодолимый каменный завал. Хаос из каменных глыб поднимался вверх на десятки метров. Исследователи ползали по этому трехмерному лабиринту во всех направлениях, но найти проход не могли. Шесть полноценных экспедиций, лучшие силы страны были брошены на штурм Пятого завала. Но ничего не могли сделать. А ведь проход существовал, и даже не один. Надо было только его найти... Так, в бесплодных усилиях прошло пять лет.
     Нет, километровый рубеж СССР был преодолен не в Снежной. И даже не на Кавказе. В 1972 году, недалеко от Самарканда, в горах Кырктау молодыми спелеологоми Сашей Климчуком и Валерием Рогожниковым была найдена пещера, названная Киевской. Здесь-то и вырос первый союзный километр. Произошло это в 1976 году. Четвертый результат мира. Советская спелеология впервые показала свою силу.
    

Королевы без корон.

     А ровно через год, летом 1977 года знаменитейший теперь Данила Усиков нашел-таки проход сквозь Пятый завал в Снежной. Он полз вверх и вверх, пока не попал в крупный обвальный зал, названный залом Победы. В дальнем его углу ясно слышался гул падающей воды. Это Великая Снежная река переливала свои воды вдоль подземного каменного русла. Она то уходила в новые глыбовые завалы, то появлялась снова. То падала 50-метровыми водопадами. Девять с половиной километров надо преодолеть, чтобы попасть на дно пещеры. Большую часть пути надо идти по реке. Иногда по дну, иногда надо плыть. А в самом конце пути - зал размером с футбольное поле... Песчаное дно этого зала создает впечатление, что находишься не глубоко под землей, а где-то в пустыне ночью. Фонари не добивают ни до стен, ни до потолка зала. Так экспедиции Александра Морозова и Данилы Усикова за два года довели пещеру до глубины в -1320 м. Третье место в мире. Вторую позицию занимал Пьер-Сен-Мартен (-1322 м.). Ну что стоило приписать лишние три метра в топосъемке? Никто бы никогда не узнал. Не приписали. Настоящие рыцари ведут честную игру. А на следующий, 1981 год экспедиция Тани Немченко довела глубину Снежной до -1335 м. А было ей тогда всего-то 22 года. Недаром говорят, что спелеология - это спорт двадцатилетних.
     Итак, второй результат мира. Казалось, еще один рывок √ и последний соперник будет позади. Но не тут-то было. В точности повторилась история с Пятым завалом. Только завал, названный завалом Метростроя, имел еще большие размеры. Представьте стену из гигантских глыб высотой в 150 метров. Два часа нужно пролезать сквозь каменную кашу, чтобы попасть на верхние этажи обвала. А дальше спуск, короткий участок реки... и все. Дальше прохода нет. Экспедиции Морозова проводили под землей по 70, по 85 дней. Бесполезно. С тех пор прошло 20 лет. Восемьдесят девятая экспедиция в Снежную. Готовится девяностая. Вы только вдумайтесь: девяностая! Даже при современной спелеотехнике путь до дна занимает пять - шесть дней. А раньше, бывало, шли и по двадцать дней. Недаром, из этих девяноста экспедиций на нынешнем дне побывало всего-то около 20 человек. И завал все так же не пройден. И река все так же втекает под камни в неизвестность...
     Великая, непокоренная Снежная. Настоящая королева. Никогда не носившая короны.
     И еще раз мы чуть было не стали первыми. Это случилось в 1987 году. Спелеологи были ошеломлены неожиданной вестью с Бзыбского хребта. Но на этот раз заговорила не Снежная, а пещера имени Вячеслава Пантюхина. Там была достигнута глубина -1465 м. Второй результат мира. До Жана-Бернара (-1535 м.) всего ничего. И наши ринулись на штурм. В следующем, 1988 году, разрыв сократился. Пантюхинская достигла глубины -1508 м. До рекорда каких-то 27 метров, глубина средней величины колодца. Но нет. Опять мимо. А уже в следующем, 1989 году Жан-Бернар ушел вниз до -1602 м. И достать его было нам не по силам. Пантюхинская себя исчерпала.
     И были у нас силы, и были идеи. Но тут запахло войной. Но уже не подземной, а самой настоящей. В Абхазии стали постреливать. Грузины и абхазы смотрели друг на друга с ненавистью. Пока мир не рухнул. Летом 1992 года грузинский десант высадился в Гаграх. На улицах валялись трупы убитых. Срочно создавались отряды абхазской самообороны. В Гаграх уже шли ожесточенные бои, а спелеологи в горных районах ничего не знали, и, вылезая из пещер, не могли понять, откуда берутся громовые раскаты при абсолютно чистом небе. Потом они бросили все, что можно. Наспех закладывали камнями тайники с имуществом, прятали в только им известные щели транспортные мешки с веревкой... Последние из спустившихся с гор эвакуировались на российских военных катерах, описывающих широкий круг вокруг Гагр, чтобы не попасть под обстрел пулеметов. Война продолжалась два года. В освобожденных от грузинских солдат селениях абхазы подчистую расстреливали всех свиней. Их закапывали, не отрезав от туши ни кусочка. Животные поплатились за то, что, когда на улицах валялись убитые, ели человеческое мясо...
     И что на фоне трагедии целого народа трагедия маленькой горстки людей, объединенных словом "спелеология"? Но это была настоящая трагедия. Дело в том, что сверхглубокие пещеры на территории СССР находились только в Абхазии. Ни в России, ни на Украине, ни даже в Средней Азии добиться мирового рекорда уже было нельзя. Целое поколение спелеологов было обречено на прозябание, на копание в милых, но не слишком-то глубоких пещерах.
     И спелеологи, уезжая на военных катерах из родной Абхазии, надеялись вернуться. Не вернулся почти никто. Граница была закрыта восемь лет. А это в спелеологии слишком большой срок. За это время почти полностью сменяется поколение спелеологов. Те, кому в 1992 году было под сорок, к 2000-му году были уже по спортивным меркам глубокими стариками. И долго еще люди будут находить в укромных закутках мешки с полусгнившей веревкой, мотки ржавых тросовых лестниц и рассыпающиеся в прах банки с карбидом... Когда спелеологи говорят "это было еще до войны", то это не Великая отечественная. Это всегда абхазо-грузинская война 1992 - 1993 года.
    
                                      *  *  *

     Много чего изменилось в спелеологии за двадцать лет. Снежная уже давно откатилась со второй позиции на семнадцатую. Углублять ее некому. Еще в феврале 1985-го Морозов с двумя товарищами погиб в лавине на подходе к Снежной. Усиков уехал жить в Штаты и бросил заниматься спелеологией. И лишь Татьяна Немченко еще жаждет реванша и обещает вернуться в Снежную. Среди сверхглубоких пещер совсем другие фавориты.
    Сейчас в мире уже 69 пещер глубже километра. Девять из них "наши", расположенные на территории бывшего СССР. Семь в Абхазии и две в Средней Азии. Восемь пещер глубже 1500 м. Из них "наших" три. Одна глубже 2000 м. Тоже "наша".
    

И все же мы стали первыми...

    Но не сразу. Двадцать лет, начиная с 1979 года, подземным королем был Жан-Бернар. Шесть раз здесь устанавливались мировые рекорды. Глубина его росла: -1356, -1402, -1455, -1494, -1535, пока не остановилась на -1602 метрах. И вот, в 1998 году корона перешла к следующей пиренейской пещере. Это была Мирольда (-1610 м). Что такое восемь метров, когда точность измерения глубины пещер плюс-минус пятьдесят метров? Перепутал цифру при топосъемке, заело стрелку у угломера √ и вот уже рекорд принадлежит другой пещере. Небольшие погрешности измерительных приборов за сотни замеров складываются, превращаясь в десятки метров ошибки. Но как бы то ни было, Мирольда была признана глубочайшей. Впрочем, она оказалась халифом на час. Уже через год польские спелеологи достигли в австрийской пещере Лампрехтсофен глубины -1632 м.
     А в это время на сцену вышла абхазская пещера, открытая еще в 60-е годы. Ее забывали и находили вновь. Потом снова о ней забывали. И снова находили. И каждый раз давали ей новое название. До сих пор спорят, как ее называть: пещерой Крубера или Вороньей. Почти на двадцать лет ее глубина застыла на отметке -340. И так было, пока ужгородский спелеолог Алексей Жданович не закачнулся на веревке в небольшое окно в стене одного из колодцев. Там его ждало продолжение пещеры. Дальнейшие события нарастали стремительно. Уже в этой экспедиции 1999 года достигли отметки -700 м. Следующая экспедиция украинской команды сразу вывела пещеру в первую десятку мировых достижений: -1410 м. И вот она, сбывшаяся мечта! В январе 2001 года экспедиция Юрия Касьяна сделала мировой рекорд. Илья Жарков и Константин Мухин достигли отметки -1710 м. Совместная экспедиция украинских и московских спелеологов принесла победу сразу двум странам. Радовались они не долго.
    Через год из Франции пришло известие: абхазский рекорд побит. Снова дала о себе знать Мирольда. Новый рекорд составлял -1730 м. Бывшую королеву короновали вторично по всем правилам церемониала. Экс-чемпионы по традиции поздравили чемпионов нынешних. Рекорд вписали во все нужные скрижали. А через полгода кто-то заметил, что Мирольда не может иметь глубину больше чем -1640 м. Это же так просто. Подошел с прибором GPS ко входу в пещеру. Сигнал со спутников тут же выдает высоту над уровнем моря с точностью до 3-5 метров. Потом так же замеряем высоту источника, где вытекает подземная река. Пещера ну никак не вмещалась в этот диапазон. Конфуз. Ребята даже не были виноваты. Они просто прибавили к старой глубине пещеры глубину новооткрытой части. Ошибка, сделанная топосъемщиками двадцать лет назад, обнаружилась только сейчас. Вчерашние герои превратились в посмешище всего спелеомира. А жаль. Там было проделано очень непростое и опасное ныряние сквозь донные сифоны.
     Но и это еще не все. Выходило так, что и рекорда 1998 года тоже не было.
     Спелеомир глубоко задумался. Точность измерения глубины пещер стала серьезной проблемой. Когда-нибудь изобретут высокоточный способ измерения пещерных глубин, и, возможно, историю спелеологии придется переписывать. Старые, описанные десятки раз рекорды, могут оказаться ложными. И может так случиться, что седовласые старики узнают, что сорок или пятьдесят лет назад были рекордсменами мира, сами того не подозревая. А большинство уйдет из мира, так и не узнав этой тайны...
     Но вернемся на Кавказ. Корона без лишнего шума вернулась законной владелице. А между тем сотрудничество двух команд, вместе сделавших рекорд, на этом и закончилось. Они вдрызг рассорились друг с другом. И больше никогда не сотрудничали. Изумленная спелеообщественность наблюдала в интернет-конференциях, как сильнейшие спелеологи планеты полоскали друг друга, заходя уже за грань приличия. Особенно тяжело было тем, кто знал и дружил с обеими командами. Но нет худа без добра. Как справедливо заметил один из участников конфликта, ссора пошла на пользу пещере. Команды уже не могли позволить себе ездить в Воронью раз в год. Ревниво следя друг за другом, они наступали друг другу на пятки. Каждая из команд устраивала по две, даже три экспедиции в год. Случалось, что из пещеры вылезала одна команда, а перед входом уже стоял лагерь другой. И как только одни выщелкивали последний карабин из навески, другие тут же вешали свой и уходили под землю.
     Аварии следовали одна за другой. То спелеолог из Архангельска не застегнул спусковое устройство и пролетел 20 метров. Получил тяжелые травмы позвоночника и конечностей. А экспедиция превратилась в спасательную операцию. То вертолет со спелеологами при посадке поднял вокруг себя снежный вихрь и не увидел нависающую скалу. Винт разлетелся в клочья, летчик вылетел из вертолета, пробив головой лобовое стекло. Но и на этот раз все остались живы. Сломанные ребра и конечности √ не в счет. А еще через год не завязали узел на конце веревки, и молодой парень съехал прямо в колодец, пролетев 15 метров. Десять дней потратили, чтобы вытащить его, привязанного к носилкам, из пещеры...
     Пять раз в Вороньей ставились рекорды. Один раз это была совместная победа. Потом рекорд установила команда Сavex (-1775 м., июль 2004). Потом Украинская Спелеологическая Ассоциация поставила новый рекорд (-1840 м., август того же 2004 года). И наконец сбылась мечта председателя УСА Александра Борисовича Климчука (того самого Саши, который 16-летним юношей в 1972 году открыл пещеру Киевская). В октябре 2004 года небольшая по численности экспедиция Юрия Касьяна перешагнула двухкилометровый рубеж. Воронья-Крубера достигла замытого песком зала на глубине -2080 м. Казалось все, пещера исчерпана. Дно зала находится на высоте 170 м. над уровнем моря. А до моря, где подземная река выходила в виде источника, 15 километров. При таком ничтожном уклоне все ходы должны быть замыты песком или затоплены водой. Но случилось невозможное. В сентябре 2005 команда Cavex все ж-таки вырвала победу у УСА. Пронырнув с аквалангом три сифона в одной из боковых ветвей пещеры, киевлянин Олег Климчук (сын А.Б.Климчука) и челябинец Алексей Базилевский остановились у четвертого, совершенно безнадежного сифона на глубине -2140 м. Здесь сейчас и находится Подземный полюс планеты. Пока на нем побывало два человека. Для сравнения: на Эвересте побывало больше двух тысяч.
    

Конец истории?

     Как вы уже догадались, на этом история борьбы за подземный трон не закончилась. Скорее всего, она будет продолжаться еще несколько десятков лет. И никто не знает, где Подземный полюс остановится навсегда. Легче сказать, где он точно не остановится. С каждой сотней новых метров рекорда целые карстовые районы одним за другим выбывают из борьбы. У Европы шансов взять реванш практически нет. Горы слишком низкие. Сейчас идет борьба между Абхазией, Мексикой и Турцией. Вот ближайшие претенденты на престол.
     Мексиканская пещера Шива (-1485 м.) имеет потенциал в 2550 м. Там уже много лет работают американцы, и намечается прорыв.
     Турецкая пещера Кузгун может быть легко увеличена сверху до -1610 м. Общий потенциал до 2270 м. Работает украинская команда.
     Снежная (-1370 м.). Шансов на первое место почти нет. Но есть неплохие шансы нарастить ее сверху до -1750 м., что вернет ей второй результат мира с хорошим отрывом от конкурентов. Если после этого нарастить пещеру и снизу, возможна глубина -2145 м. Работает московская команда, к которой принадлежит и автор данной статьи.
     Пещера Напра (-950 м.) в Абхазии. Самый большой потенциал на Кавказе (до 2400 м.). Никто не работает, ввиду крайней сложности проходческих работ.
     И, наконец, сама Воронья может быть увеличена сверху приблизительно на 150 метров. Работы ведутся командой из Кишинева.
     А закончу я свой рассказ на загадочной ноте. Еще в восьмидесятые годы прошел неясный слух, что где-то в глубоких дебрях Новой Гвинеи нашли известняковые массивы с потенциалом до 4000 м. Ни дорог, ни вертолетных площадок. И вроде бы даже были туда разведочные экспедиции. Но самое ужасное заключалось в том, что там обитают племена дикарей-людоедов. Сушеные человеческие головы у них вроде амулетов. А тут как раз мир облетела весть, что младший Рокфеллер, внук миллиардера и наследник финансовой империи, был ими съеден. Он не был спелеологом, он всего лишь собирал и продавал сушеные головы. За сколько ушла его собственная голова, история умалчивает, но охотников исследовать ново-гвинейские пещеры больше не появилось. Что ж, пусть горы до времени хранят свои подземные тайны...