Современные однокомнатные квартиры в Астане, продажа, на сайте www.odome.kz.

  Опубликовано в журнале "Свет", N2(28) за 2005 год. 

На грани. Впечатления от паводка в Снежной.


    03 августа 2005, п. Снежная. Глубина около -750м.
     Нас было трое: я, Саша Власова и Дима Ртищев. Когда мы спустились из зала Дольмена на реку, ничто особо не предвещало опасности. Вода стояла ниже колена, то есть на нормальном меженном уровне. Правда, мы заметили, и даже произнесли вслух, что вода, против обыкновения, мутноватая. К сожалению, только потом сообразили, что это значит. На Мелкой реке что-то около 12 небольших завальчиков, прохождение от Дольмена до Ожидания занимает несколько часов, может 3-4, в зависимости от количества груза.
     В районе седьмого по счету завальчика все и произошло. В этом месте прямо посреди потока стоит скала треугольной формы, метра три в высоту, с вертикальными боковыми стенками.
     Я встал на скалу передохнуть, трансы забросил тоже, Саша Власова стояла в воде, пристегнув свой ус к двум трансам, чтобы не уплыли. Вдруг она говорит: "Вода поднимается".
     Я тут же соскочил в воду и стал поднимать трансы повыше. И чувствую, что не могу и шагу сделать. У меня все внутри похолодело. Первая мысль, что все, нам конец. Полная беспомощность, сила воды совершенно непреодолимая. Вот она стена, рядом, а не дойдешь. Только тупо стоишь, пока не снесет. Все произошло в секунды. Красный транс у меня потоком вырвало из рук. Я увидел с какой скоростью его понесло. Я на руках подтянулся на скалу. Еще пытаюсь спасти трансы. Они по два были сцеплены трансрепами. Я их на скалу повыше втащил и по разные стороны скалы разбросал.
    Тут смотрю, Саша уже по грудь в воде, кричит, что не может выстегнуть ус из трансрепов. Мы с Димой ее вверх стали тащить, она кричит, что бесполезно, воду не пересилить, надо резать ус. Я внешнюю перчатку сбросил, раздираю липучку на комбезе, руку за ножом. Он как назло под гидрой. Я рукой в шейную манжету, нащупал веревочку, вытащил. Рука в перчатке, пока снимешь... Зубами лезвие выдернул, тянусь к Саше, явно не достаю. Перерезал веревочку, подаю Саше, держа за лезвие и кричу: "Только не вырони!" Да она и сама, наверно, поняла, что если выронит - она труп. А вода ей уже по горло. Она руку в воду опустила и через несколько секунд я вижу как их с Димой (он ее держал) на бешеной скорости унесло потоком. Я смотрю и вижу как река несет два белых огонька. И видно, что огоньки ПОД ВОДОЙ. Секунд через пять они вынырнули, зацепились за левую стену. Там ширина русла метра три, стенки вертикальные. Еще через секунду один из огоньков снесло. Я на скалу. Первая мысль: прыгать за ними. Слава Богу, ума хватило дождаться второй мысли. Прыгать на стену. Тут мимо меня синий транс пронесло. Карабкаться наверх. Я со скалы прыгнул на левую стену. А прыгать метра полтора. В другое время ни за что бы не прыгнул. А на мне еще железо. Там полочка шириной сантиметров 40, идет по стене довольно далеко. Я бегом по ней к огоньку. Подбежал, это Саша, держится на плаву за какой-то выступ и кричит, что ее сейчас снесет. Я лег на полку и спустил ей педаль, она до нее не достает сантиметров 10 . Я ее уговариваю подтянуться, она не может. А с другой стороны по полке Дима бежит. Его унесло в скальную арку и за ней вынесло на скалу, по которой он и поднялся. Тоже везучий. Через минуту арка погрузилась под воду. Так что минутой позже утянуло бы под камни и - верная смерть.
     А как раз над Сашей большая скала расклинена во всю ширину русла так, что полка перегорожена. Я с одной стороны скалы, Дима с другой, между нами только узкая щель, не пролезть. А Саша под нами. Дима ей свою педаль скинул, она вдела руку, но вылезти не может. И Дима ее вытащить не может. Видимо, стенки там с отрицательным наклоном или сил уже не было. Дима говорит: я долго не могу держать, упаду. Саша кричит, что не сможет долго висеть. Я сквозь щель просунул свой короткий ус и сцепился усами с Димой, нагрузку снял рукой, держу. Говорю, отцепляйся от усов. А ножа уже нет. Дважды к счастью для Саши, димины усы к дельте крепились через рапид. И у него были с собой пассатижи, поскольку дельту у него часто клинило. Он стал раскручивать рапид, раскрутил, снял усы. Саша на педали откачнулась на мою сторону, и секунд через пять я ее вытащил. Самое поразительное, что во всем этом ужасе она ухитрилась сложить нож и сунуть его внутрь перчатки. Чего только близость Косой с людьми не делает!
     Мы стоим на полке, они курят. А вода уже до полки дошла, то есть поднялась метра на четыре. А все события заняли меньше пяти минут. Я раньше смеялся, когда говорили, что вода на 20 м. поднимается. А тут думаю: черт его знает... Я по скалам наверх. А там глыбовый завал, какие-то обвальные надрусловые структуры. Довольно хитрым способом вышел в какой-то зальчик 6 на 10 метров. Мы его зал Спасения назвали. Я даже думаю, что до нас там никто никогда не был. И вверх от этого зала еще метров на 15 вверх можно ползать. Где-то метров на 20-25 над руслом реки можно подняться. Мы в этот зал поднялись.
     У Димы и Саши капюшоны гидр были опущены, так все неожиданно произошло, у них полные гидры воды были. Они до изотермиков разделись. А у меня самоклейка с шейной манжетой, я сухой был, раздеваться не стал. Думаю, может сутки сидеть придется, как бы мои ребята от гипотермии не загнулись. Натаскали камней, сели рядом. Я думаю: надо свет экономить. Все батарейки унесло. А наверх три дня ходу (на стоянках мы оставляли еду и карбид на обратную дорогу). Две карбидки завинтил, отработку вытряхнул, электричество загасил. У Димы под каской космическое одеяло было. Мы одну карбидку поставили, накрылись и сидели часа четыре. Ребята раза два отжимали изотермики. Было мокро, но тепло. Никто не дрожал.
     Через четыре часа я решил сходить вниз. Там поток спал наполовину. Я сквозь воду вижу, под водой болтаются четыре транса, и еще один карабином трансрепа как якорем зацепило за скалу ниже по течению. Всего трансов изначально было шесть. Я подобрался к трансам, пытаясь вспомнить, где что лежит. Трансы бьет в потоке, трансрепы так переплелись, что сразу ясно: не распутать. Выбрал нужный транс, срезал ножом. Заодно снял сашин срезанный ус. Поднялся наверх. Появление транса они встретили радостным изумлением. Там оказалась палатка, коврик, один спальник, банка тушенки, сникерс. Жрач мы тут же употребили. Я Саше вручил срезанный ус: повесишь над кроватью, как вечное напоминание. Она сказала, что так и сделает. Поставили палатку. Они с Димой легли под спальник греться, а я продолжил сидя спать под космическим одеялом. Еще часа через два вода спала еще, вытащили еще два транса, там были еще два спальника. Но мой (перьевой) промок насквозь, без солнца не высушить, это ясно. Легли втроем, поспали часов шесть, итого мы просидели 12 часов. Вода за это время спала до меженного уровня. Поискали шестой транс с едой, но все тщетно. Метров 100-200 вниз по реке прошли. Сперва Дима, потом я. Нет ничего. Там была вся еда, весь газ, большая часть батареек. Может кто потом найдет. Добыча будет богатая. Правда, радость находки будет омрачена двумя батонами разложившейся колбасы.
     О том, чтобы идти дальше, даже речи не было. Даже если бы нашли потерянный транс. Больше шутить со Снежной желания не было. Как показал последующий опрос, все трое были в какой-то момент уверены, что погибнут. Обратно по реке шли с чувством ужаса. Шугались каждого изменения в шуме воды. Должен заметить, что никаких особых звуков, о которых рассказывают, какого-то гула приближающегося паводка не было. Там много водопадиков, порогов, звук меняется все время. И тона меняются. То низкие, то высокие. Основной признак приближающегося паводка - мутноватая вода, причем не обязательно высокая.
     На обратном пути мы с трепетом рассматривали последствия паводка. В некоторых местах вода поднималась метров на десять. Например, в Ленинградском варианте стояли лужи, а навеска лежала горизонтально на скалах, только самый конец был опущен. Навеску на Глубокой реке сорвало с одной из ЕО. А там метров 8 от уровня дна... На водопад Мойдодыр я смог подняться далеко не сразу. На нынешнюю навеску намотало столько старого веревья, что я его срезал ножом по кусочкам, иначе жумар не двигался.
     Еще одно любопытное наблюдение. Когда вода поднялась на метр-два, поток был бешеный. А когда поднялась на 4-5 м., скорость воды стала очень низкой, меньше полметра в секунду. Может не везде так, но на Мелкой реке завалы, видимо, не могут пропустить такой объем воды и все сильно замедляется. Я подозреваю, что перед большими завалами может быть значительный подъем воды. На что мы надеялись, когда шли? Про паводки, конечно, знали. Но, во-первых, авторитетный пример предшественников. Усиков - Немченко, МГУ-шники работали летом. А во-вторых, полагали, что паводок нарастает минут за 15-20. Думали, есть время добежать до ближайшей скалы. Но чтобы так, за минуту на метр...
     Мое мнение таково, что летние экспедиции в Снежную нужно раз и навсегда прекратить. Для всех. Это не шутки. Даже вариант с телефоном не решит проблемы. Будем реалистами. Тянуть восемь - девять км. провода до зала ИГАН никто не будет. Да и не спасет телефон. Ливень на поверхности начался в 16 ч.30 м., шел полтора часа, а паводок мы схватили в 18 ч. 30 м. Задержка всего два часа. А время нахождения на реке даже с двумя трансами на человека не менее 3 часов. Плюс подход к реке от стоянки - не менее часа, если с навеской. Кстати, время запаздывания паводка по замерам прошлого года составляло 4-6 часов. Но тогда ливни не были катастрофическими.
     На поверхности тоже светопреставление было не слабым. Когда мы вышли на поверхность, все лопухи в овраге возле Снежной лежали плошмя, хотя три дня миновало. Смыло все, что лежало возле входа. Пятилитровые баклашки с водой, банку с карбидом. Коробку с печеньем, которую я заныкал вверх по оврагу, унесло. А это килограммов шесть. Мой станок протащило метров десять по оврагу, заклинило в камнях, я его откопал под слоем травы. Снежник на дне входного колодца просто смыло без следа. Я потом спускался вниз, под полку входного колодца, чтобы найти хоть что-нибудь. Нашел лишь пачку майонеза и небольшой кусок картона. Все, что осталось от наших нычек. И еще нашел титановый карабин 77-го года с выбитой фамилией "Надеин Г.И." На карабине пропилы от троса. Любопытно было бы узнать, кто этот человек и сколько лет карабин пролежал в колодце?
     Еще одна загадка. На снежно-ледовой части (ниже входного колодца) никаких следов воды не было. Куда же все текло? Похоже, под полкой, где-то под снегом есть неизвестный поглощающий канал.
     И еще. Не стоит надеяться, что такие паводки бывают редко. Через неделю катастрофический ливень повторился. Происходит все очень быстро. Светит солнышко, на небе ни облачка. За полчаса снизу приносит тучу. Два часа полного кошмара. Через двадцать минут снова светит солнышко...
                                                               Дегтярев Александр. Москва.